Корзина
ждет покупок
Избранное: 0

Каталог



Шейный платок стиль «Макарони» шаг за шагом

В шестидесятые годы XVIII столетия высшее общество, вдохновилось стилем «Миньон». Последователей стиля стали называть «Макарони». Они носили роскошные ткани, большие парики и шейные белого цвета платки с большими бантами.

В 1772 году журнал «Города и провинции» с неодобрением написал: «Такая благоухающая персона, с волнами кружев, ставит в замешательство, стараясь определить ее пол».

В результате излишеств этого стиль не прижился в американских колониях Англии. В Америке из-за вычурности в одежде не приветствовали изыски «Макарони». Поэтому там следовали примеру в первую очередь Великобритании, но все фасоны галстуков сильно переделывались, придавая им смягченные и скромные формы.

В 70-х годах XVIII века Францию захватила англомания и это несмотря на 20-летнюю войну недавно прошедшую между двумя странами. Все люди желали одеваться a l'anglaise. Последователями «Макарони» во у французов стали «Incroyables» («Невероятные»). Недостатком их стало излишнее стремление к избыточности, которое выразилось в искусственно подчеркнутых размерах плеч, в больших галстуках и лацканах. Эти шейные украшения изготавливались из большого количества ткани, чтобы обернуть вокруг шеи много раз.

В «Искусстве завязывания галстука» говорится, что бант - это не обязательный элемент, но галстук «увеличен до невероятных размеров. Из-за этого неудивительно то, что модники Франции «вынуждены смотреть только вперед, а голову можно было повернуть только со всей остальной часть».

В новой моде 80-х годов XVII века возродился шейный платок, предшественниками которого были изящные кружевные изделия. Сейчас это стал большой кусок квадратной формы из хлопчатобумажной материи или муслина, который складывался по диагонали в виде полосы. Завязывался он обычно в виде простого банта или узла. Выглядел галстук более естественным чем те галстуки, что предпочитали последователи «Макарони». Кружева стали выходить из моды и при этом изящная техника выражала то, о чем прежде говорила дорогая материя.